Глава 7

– Не расколдовываются, говоришь? – в который раз задумчиво повторяла Делка, оглядывая лосей. Лоси беспорядочно молотили ногами и дергали головами.

   Я, не обращая на Делку внимания, в третий раз уже рассказывала собравшимся, как меня вызывали в лагерь. В конце концов Делка махнула на лосей хвостом, отложила жирную книгу с противозаклятьями и вслушалась в мой рассказ.

   – Значит, – подвела она итог, – любого из нас могут в самый неподходящий момент вызвать какие-то самодеятельные факиры.

   – Кто такие факиры? – шепнула Сашка.

   – Типа туристов, наверно, – отозвалась я не очень уверенно. Делка славилась среди нас большой ученостью.

   – А если любого могут вызвать, – продолжала она, – значит, любому надо знать, что делать. Прежде всего, не бойтесь сами, а напускайте страх на других. Во-вторых, если вы в себе не уверены и не знаете, что можете ляпнуть, просто молчите и смотрите тяжелым взглядом. Вот так.

    Какой-то слабонервный дух завизжал.

    – Касательно русалок, – поехала дальше Делка. – На нас могут гадать прежде всего дети. Как они верят, русалки спрашивают у детей их имена, и кто назовет настоящее имя, того забирают с собой.

   – А как узнать, какое имя настоящее? – удивилась Машка.

   – Подумай, сухой хвост, – сердито ответила Делка. – Прикинь: вряд ли кому хочется, чтоб его забрали, все, небось, будут врать.

   – А меня нельзя как-то поселить в душе? – жалобно спросила Машка.

   – Хорошо, сегодня ночью перенесите ее в душ, – скомандовала нам с лешим и Сашкой Делка. – У вас уже есть опыт, у Леры даже был двойной контакт с людьми. Останьтесь сейчас, кто хорошо знает противозаклятья, – устало попросила староста. – Может, вместе осилим лосей.

   Я со спокойной душой развернулась и побежала.

   – Куда это ты? – поинтересовался леший, догоняя меня.

   – Да к лагерю, там в кустах для меня должны лежать дары, видишь, вон уже солнце зашло, – ответила я скороговоркой и надолго зарылась в кусты. Наконец в них отыскалось несколько бус, колец и большое количество еды.

   – А вот это шашлык! – с урчанием сказала Сашка, возникая из кустов. – Лер, я его съем, а то у нас так мало мяса, а есть лосей нельзя, пока не расколдуем.

   – Вообще нельзя, – поправила ее я.

   – Даже так?! – огорчилась до глубины души Сашка.

   – Вспомни, что ты кричала про либеральный лес, – посоветовал леший.

   – Все помню, – ответила Сашка гордо и вцепилась в шашлык.

   Постепенно спускалась темнота. В турлагере костер не горел, так как пошел приятный для меня долгий дождь, жизнь кипела в палатках и на кухне.

   – Чуется мне, что они там гадают, – тревожно сказала я. – Какой-то воздух напряженный.

   Оказалось, я как в лужу смотрела. Над нами с поразительной быстротой пронеслись несколько фей и пара духов. Сами по себе они так лететь не могли, их явно вызвали.

   Тут в воздухе потянуло рыбой. Мы дружно повернули головы и увидели пыхтящую Машку, которая подползала к нам на хвосте.

   – Кто обещал снести меня в душ?! – яростно спросила она.

   – Никто не обещал. Делка приказала, – живо ответил леший.

   – Ну пожалуйста… Чего вам, трудно.

   – Ладно, давай я сяду на метлу, а тебя возьму с собой, – вздохнула Сашка. – Только ведь там еще милция рыскает…

   – Млицая, – поправила ее я.

   Взошла луна. Мы водрузили Машку на метлу, Сашка обхватила ее одной рукой и взмыла. Мы поползли по траве. В палатках бурчали заклинания. Я надеялась, что наши в грязь лицом не ударят, но все же беспокойно прислушивалась.

    Метла тем временем зависла над душем. Слышно было, как Машка забралась в кабинку и принялась мыться, тратя чужие шампуни.

   – Если кто войдет, постарайся расщепиться в пар, – давала наставления Сашка. – Ты же умеешь. Не пей шампунь! Ну, я полетела.

    Сашка развернулась. И тут случилось что-то странное. Ее вдруг начало носить от палатки к палатке по какой-то странной траектории. Кончилось это все замысловатым виражом, на котором Сашка отделилась от метлы и с треском приземлилась. Метла зависла над ней.

   Я быстро подползла к подруге и испуганно шепнула:

   – Ты живая?

   – В среднем да, – проворчала Сашка. – Но мне все это не нравится. Такие метания метлы означают, что меня вызывали сразу в нескольких местах. От появления на туристических складных столиках меня спасло только падение.

   – Слушайте, это же идея! – вдруг посинел от волнения леший. – Теперь, когда вы почувствуете, что вас вызывают, надо быстро падать или щипать себя…

   – По мне лучше явиться, – заметила Сашка.

   – Да… – сказал леший и вдруг начал растворяться. Мы с Сашкой, не сговариваясь, ущипнули его с двух сторон, а потом повергли на землю.

   – Очень эффективно! – бодро заявил проявившийся леший.

   – Надо остальным сказать! – обрадовалась я. – Прежде всего Машке, она же в душе…

   – Мелты! – вдруг шепнула Сашка. – В фуражках! Мотаем, пока не поздно! Мы сорвались с мест и вбежали в лес.

   – А как же Машка? – расстроилась я, глядя на рыскающую всюду милицию.

   – Что ты из-за нее расстраиваешься, – фыркнул леший и потер след от щипка. – Завтра предупредим.

   На этом мы успокоились и углубились в чащу. Леший с Сашкой залегли спать, я же пошла посмотреть, как дела у лосей-туристов.

   У них дела, видно, шли хорошо. Они поглощали пищу из своих рюкзаков и выглядели уже поспокойнее. Вокруг них с усердием ползала Делка и орала слова противозаклинания так, что у меня началась внутренняя вибрация.

   – Не слышат? – спросила я.

   – Очень плохо. – Делка утерла пот листом, который подал ей оборотень Вовка, виновато стоявший рядом. – Когда кричишь ВОТ ТАК! Они слышат, но так и полминуты не проорешь, – посетовала староста.

   Я подошла к лосям и поочередно заглянула им в уши. И странно: у всех из ушей торчали двойные черные шнуры.

   – Что это? – удивилась я.

   – Не знаю. Может, деталь ушей? – устало ответила Делка и принялась бормотать заклятия.

   Я подошла к самому низкому лосю, взялась за один из черных шнуров, и, закрыв глаза, потянула его на себя. Шнур вынулся довольно легко. Он заканчивался кругляшом. От кругляша шли какие-то сильные звуковые волны. Я дернула за второй провод, потом за оба двойных провода, и к моим ногам упала черная коробочка. Я поняла, что это какая-то техника и, приложив к уху один кругляш, услышала оглушающий голос:

   – В Москве двадцать два часа пятнадцать минут!

   – Умница! – закричала Делка громче, чем коробочка. – Я эти шнурки заранее уже приметила, все боялась дотронуться, вдруг что опасное, а тут как раз ты!

   Я пожелтела от похвалы и вместе с Делкой повыдергивала из лосиных ушей шнурки. Черные коробочки все бухали и орали.

   – Радио, – сообразила я.

   – Не вникай, – сказала Делка. – Сгреби эти радивы под елку, мы их конфискуем. А сейчас, дорогие лоси… Делка забормотала. Лосиные уши увеличились, они сами понизились и превратились в зайцев!

   – Ой, – испугалась я.

   – Не бойся, – снисходительно сказала староста. – Это полуторное расколдовывание. Я выпущу их возле лагеря, и через час они станут людьми. А то мне с ними общаться не хочется. А рюкзаки–то, – добавила она, хихикнув, – зайцам нести тяжело, мы их придержим у себя.

   – Вроде это не очень честно. Сашкина бабка бы нас за это со свету сжила… – промямлила я.

   – Смотри, сама не вырасти в эту бабку, – буркнула Делка. – У них одни законы, у нас другие. Современный лес! Иди спать, короче.

 

Я В СОЦСЕТЯХ

  • Vkontakte Social Icon
  • Страница Wix на Facebook
  • иконка youtube с прозрачным фоном

© 2018 Кристина Выборнова

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now