Глава 4

–  Перво-наперво надо соорудить переносной макет этого самого дома, – оживленно сказала Сашка. – Мы этот дом будем выдвигать из кустов. Лучше, пусть он состоит из одной стенки с окном и дверью. В окне пускай маячит чья-нибудь тень, поставим волчий диск. Из двери будут выходить кто пострашнее или постраннее. Ну, Эрка, или дух какой, или Машка.

–   Я пострашнее?! – завопила Эрка.

–   Ну пусть выползет водяной, – примирила их я. Водяной посмотрел на меня из воды мокрым глазом и промолчал.

–   Давайте выходить все по очереди, – заключил леший.

–  А где установим дом? – спросила я. – У тех кустов, откуда мы  Сашкой вылетали к лагерю? Не очень ли близко?

–  Ничего, разберемся, надо рискнуть, – ответил леший. – А иначе мне совсем кранты, – добавил он и начал вытаскивать из кармана кучи коры и листов.

–   «Жалоба» – прочла я. – Это кто тебе столько жалоб наслал?

–  Звери, естественно, – уныло ответил леший. – Спасу нет. Грамотные, на мою голову…

            Тут мой нос уловил чужой запах.

–   Кто–то идет! Похоже, грибник!

–  Может, попугаем? – оживилась Сашка. – Он же потом в турлагере растреплет обо всем!

Мы разбежались кто куда. Я, лично, нырнула в болото и для эффекта оставила наружи одну только руку.

Судя по всему, к болоту грибник уже вышел, его тень легла на воду. Хоть он и молчал, чувствовалось, что у него пропал голос. Для пущего эффекта я пошевелила пальцами.

–  Сложи ему кукиш, – посоветовала Машка, тыкая меня хвостом.

–   Лучше ты вынырни, – ответила я.

–  Кто здесь?!.. – спросил грибник слабым голосом. В ответ ему вынырнула Машка. Я же начала медленно вырастать из болота. Сашка за деревом рычала, леший скрипел. Грибник круто развернулся и побежал. Мы ринулись следом, устрашая его изо всех сил.

Грибник выскочил из леса, перескочил речку и помчался к деревне.

Мы все одновременно выдохнули:

–   Пантерный мухомор!!

–  Он живет не в турлагере! – прохрипела Сашка то, что было и так ясно. – И настолько далеко от него, что ничего не расскажет туристам!

–   Съесть нас мало, – вздохнула я.

–  Сегодня пляска, – заметила практичная Эрка. – Лично я пошла. У меня вообще встреча с духом. Солить я хотела все эти пуганья!

          Эрка поднялась над травой и, продолжая скрипеть, скрылась. Мы полетели следом.

           Пляс-площадку мы нашли по светящимся указателям, которые вывесили в воздухе духи. Она оказалась на окруженной елями поляне. Народ там подсобрался, но пляска не начиналась. Посреди поляны громоздилась большая помойка. Пальцем ее поджечь было нельзя, она состояла в основном из жести, отбивающей все наши лучи. Народ беспокойно шептался, одна самая младшая фея ревела ревмя. Я уменьшилась сразу на метр. Леший испуганно ухватил меня за волосы и вытянул обратно.

            –  Шампиньоны недоделанные! – разъярилась Сашка и залилась высоким лаем. – Посыпать бы их этими банками!

–  А что, правда, давайте посыплем! – ухватился за эту идею леший.

–  А это не очень патриархально? – обеспокоилась я. – Может, мы слишком мстительные?.. Ну, впрочем, давайте! У кого метлы?

…Наверное, для турлагеря это был незабываемый вечер. В красном зареве заката возникла туча баб-яг на метлах. Каждая баба-яга держала в руках охапку мусора. Вся эта стая зависла над турлагерем и медленно разжала руки. Вниз полетели жестяные банки и бутылки. В людей они почти не попадали, зато покрыли толстым слоем крыши палаток и костер. Пара бутылок в костре взорвалась с хрустом, отчего Сашка радостно захихикала, крепко вцепившись в метлу, чтоб не упасть. Люди, до этого находящиеся в палатках, попытались выбежать из них, а люди, находящиеся на улице, попытались вбежать в палатки. Образовалась толкучка. С деревьев, растущих вокруг лагеря, послышались аплодисменты. Это не выдержали мы. Бабы-яги зашипели, аплодисменты смолкли. Вся стая поднялась выше в воздух и проскандировала:

–   Съедим! – после чего исчезла в закатных лучах.

 По окончании этого приятного происшествия плясали мы в два раза веселее. Участники полета получили по охапке шикарных вешенок и лопухов, и все мы, назло туристам, начали громко  отплясывать «Горыныча» и «Черный танец». Туристов в ту ночь  даже не было слышно, хотя, возможно, их заглушало наше жужжание, звон, гавканье и вой.

Возвращались мы все вместе: я, Сашка, Эрка и леший. Машка и водяные уже ждали нас в болоте.

–  Ну, – сказала я, от усталости даже приминая верхушки травы. – Первое впечатление мы произвели. Теперь пойдет легче.