Глава 3

– Пойдем, что ли, в болото, – грустно сказала ей я. – Нигде покоя нет.

   Когда мы пришли к болоту, оказалось, что там уже довольно много отовсюду вспугнутого народа. А посреди болота на кочке сидела лиса и выла.

   – Чего случилось-то? – обеспокоилась я.

   – Чего-чего, охотятся! – ныла лиса.

   – Сейчас же не сезон!

   – Для меня лично никогда не сезон! – рассердилась лиса. – А для них всегда! А вы-то что рты разинули? – заорала она вдруг на нас. – Следить надо! У вас что, ноги отвалятся, пару раз им явиться! А иначе, зачем вы тут нужны!

   – Лер, правда, давай с тобой, – подтолкнула меня Сашка. – Возьмем с собой диски с волчьим воем и пойдем.

   – Нет, сначала лучше разведать, что к чему, – возразила я. – Проберемся в лагерь…

   – Ой, да ты что, страшно!

   – Да ничего. Можно прятаться за кустами. А если что, убежим. Или на метле подлететь на крышу столовой.

   – Лучше на метле, – утвердила Сашка.

   – С воздуха увидят! – сказала русалка Машка.

– Ну а нам это только на руку!

   – А вы меня потом в душ посадите? – оживившись, спросила Машка.

   – Ясное дело, – подтвердила я. – А парочку духов можно запустить в печь, если она у них не электрическая.

   Некоторые духи закивали.

   – Слушайте, а может, пусть духи и слетают на разведку? – предложила Сашка.

   Те духи, что недавно кивали, замотали головами. Те, что не кивали, улетели.

   – Кошмар! – рявкнула лиса. – Вы же нечисть, вас должны бояться, а не наоборот!

   – Но мы же еще молодые… – попыталась оправдаться я.

   – А если бы вы были старые, вы говорили бы: « Но мы же уже старые! » – фыркнула лиса. – Так и знайте, если ничего не сделаете, все звери объявят вам бойкот!

   Лиса фыркнула еще раз и удалилась.

   – Ложный белый! – крепко выразилась я и позеленела от стыда. – Давайте мне духов! Завтра утром я их отнесу!

   – А я полетаю рядом, вдруг что надо будет, – обрадовала меня Сашка.

Следующим утром мы в сопровождении двух духов направились к лагерю.

   Страшно было до ужаса. Хотя туристы наверняка спали, так как по их отсчету времени было слишком рано, но нам от этого легче не становилось.

   Кусты вдруг кончились, и мы резко вылетели на поляну, сплошь уставленную брезентовыми временными прибежищами туристов. Посередине находилось дощатое здание с маленькой трубой и крошечными пристройками.

   – Бабушка рассказывала, что это кухня, – шепнула Сашка. – Раньше тут были и спальни, но они сгорели, и теперь здесь живут только в палатках… Ой, ты гляди!

   Я глянула. Возле кухни расположилось догоревшее кострище, размером метров пять в диаметре.

   – По лесной книге, нельзя разводить костер шириной более двух метров, – прошептала я. – А за нарушение виновника съедали. Значит, того, кто развел этот костер, надо съесть два с половиной раза.

   – Не порть мне аппетит, скоро обед, – поморщилась Сашка. Неси духов в печь, я тебя жду.

   Духи скользнули мне в карманы. И я побежала по траве, лавируя между палатками…

   И ВДРУГ ПОСЛЫШАЛСЯ ГОЛОС!!!

   Я ничком упала в траву. Оказалось, что голос доносился из палатки, стоящей поблизости. Он принадлежал, судя по всему, тому мужчине, который проходил с компанией мимо болота. Сейчас он кому-то рассказывал страшную историю, хоть время было и неподходящее.

– И тут появилась кикимора, – шипел мужчина. – У нее было морщинистое лицо, крючковатый нос и кустистые брови. Ее глаза были выпученные и совсем черные. Зеленые волосы пучками росли на голове. Она встала лицом к луне и начала перебирать скрюченными ногами, издавая ужасающий вой…

   Я уменьшилась на двадцать сантиметров и по-пластунски поползла к кухне, пытаясь унять дрожь в конечностях, так как духи у меня в карманах не выносили вибрации. Сашка зависла со своей метлой над палаткой, одно за другим шепча усыпляющие заклинания, но засыпали, видимо, только слушатели, рассказчик же продолжал расписывать облик кикиморы.

   Я тем временем залезла в окно кухни и приземлилась на завал рюкзаков с провизией. Печка там все же была, типа буржуйки.

   – Лезьте! – зашипела я на духов. Духи выскочили и заметались по помещению. Я с трудом успокоила их, открыла дверцу печки и водворила паникеров внутрь, а сама собралась было удрать, но вспомнила про психическое воздействие и положила руки на пол. Пол покрылся толстым слоем льда, кое-где, правда, с трещинами, так как я слегка нервничала.

   Полюбовавшись делом своих рук, я взяла кухонный нож и высекла на льду: «Не засоряйте лес. Он источник флоры и фауны нашей страны».

   Около окна уже маячила Сашка.

   – Залазь быстрей! – зашипела она. – Любуется! Подскальзываясь на собственном льду, я вылезла в окно и села на метлу позади подруги. Мы взмыли в небо.

…На моем болоте меня поджидал леший. Он рассеянно крутил лягушачий диск и ел кору.

   – Ну как слетали? – спросил он меня.

   – Да ничего, – смутно ответила я.

   – Не страшно?

   – Да что ты! – решительно соврала я.

   Леший посмотрел на меня с уважением и сказал:

   – Переселяйся в болота возле Сашкиного дупла. Там и люди особо не шастают, и я живу, и Машка, и лесная фея Эра, и еще пара водяных.

   – Теплая компания! – хихикнула я. – Ну ладно, так уж и быть.

   И, взяв проклятый лягушачий диск, побежала на новое место жительства.

   – А, это ты, – неприветливо поприветствовала меня лесная фея Эрка. – А мы тут как раз разрабатываем план пугания под кодовым названием «Черный дом». Присоединяйся!