Наш новый лес

      Глава 1

 Из-за туч медленно выползала полная луна. Мы осторожно продвигались по равнине, оглядываясь по сторонам на всякий случай.

Сашка, увидев луну, завыла от восторга, схватила метлу и взлетела над нашими головами, попутно выделывая акробатические трюки.

– Слезай! – тихо сказал кто-то из идущих сзади меня, судя по противному голосу, лесная фея. – Обалдела? Увидит еще кто-нибудь.

Сашка шлепнулась с небес и полетела надо мной, чуть ли не касаясь веточек в моих волосах. Я сердито уменьшилась на пять сантиметров. Филин Кешка на моем плече ухнул от неожиданности.

К слову сказать, Сашка внучка Бабы–яги, а я молодая кикимора. Меня зовут Лера. Специализируюсь я на болотах и других мокрых местах.

В эту ночь я и другая лесная молодежь перебирались  на новое место, в новый лес, заселенный нашим братом скудно и неравномерно, так как там трудные условия в виде здоровенного лесного туристического лагеря. Старомодные наши  родичи шарахались от этого леса как черт  от ладана и сами туда переселяться не собирались, а отправили нас. Надо сказать, правильно сделали, так как мы с ними сильно надоели друг другу. Понимания, опять же, никакого. Старым кикиморам и русалкам не нравилась наша новая манера воя и слишком быстрое чтение заклинаний. А бабушка Сашки ругала нас даже за программу ритуальных плясок.

–   Это какой-то мазурк, а не танец, – сердилась она.

–   Мазурка, – поправляла Сашка.

–   Ты у меня будешь нормальной нечистью?! – вздыхала бабушка. – Придется, видимо, все же, дать вам отдельный лес, и творите там, что угодно, а нам нервы не трепите…

Результатом этого разговора стало то, что в старом лесу остались очень древние и очень маленькие, а  вся молодежь  в хорошую лунную ночь направилась в новую среду обитания…

–   Эй! Толкнули меня сзади в спину. Я обернулась. Так и есть, леший.

– Слушай, у меня березовый диск есть, с новым совиным уханьем. Дать послушать?

–   Нет, – печально ответила я. – Лучше, если  можно, лягушек. Мне их надо изучать, а то начну блуждать по болоту.

–   Сочувствую, – хихикнул леший и сунул мне сосновый  диск с огромным количеством годовых колец. Я вздохнула. Как известно, сколько колец, столько и песен… Сашка за моей спиной загавкала от ужаса: ей тоже нужно было изучать лягушек…

Луна опять спряталась, но лес приблизился и  стал четко виден. Несколько лесных фей ускакали по верхушкам травы вперед и скрылись в чаще, благо они сами себе освещали дорогу своим же сиянием. Несветящиеся русалки с хряском врезались в крапиву.

–   Кощей Бессмертный, ну тут и мусора! – ужаснулась Сашка.

Я тоже изумилась. Такого количества бумажек, бутылок, тряпок и банок я не видела даже на свалке. На земле отпечаталась куча следов рубчатых подошв. Я обнюхала следы и убедилась, что они свежие.

–    Ну, мы тут поживем, – пророчески произнесла Сашка. – Лер, ты ничего не слышишь?

Еще бы я не слышала. У кикимор слух тонкий. Из середины леса лилась немелодическая музыка.

–   Не мни траву, – буркнула я подруге. – Без тебя уже тут намяли.

 Сашка поднялась в воздух и унеслась. Я распрямила траву и тихо скользнула в лес.

Наши, судя по всему, разбежались кто куда. Только духи уминались на деревьях. Я унюхала ближайшее болото и пробралась туда.

Только я устроилась на кочке, отполировала ногти и  собралась заснуть, как вдруг раздались женские и мужские голоса, и черт вынес прямо к болоту целую кучу народу с рюкзаками.

–   Ой, как страшно, – басила одна из девушек. Голос у нее, по сравнению с моим, был чудовищно низок, как у русалки.

–   В этом лесу как будто полно нечисти.

–   Рассказать тебе одну историю? – оживился один из мужчин.

– Нет! – закричала на него вся компания. – Потом спать страшно!

Я заткнула уши и, погрузившись в болото по горло, стала ждать, пока они, наконец, уйдут. Но вместо этого они начали тыкать в меня пальцами и кричать:

–   Ой! Там кто–то тонет!

–   Да нет, это коряга, – возразил мужчина.

Я была полностью с ним согласна. Девушки тоже, поспорив, согласились, и весь народ  двинулся к середине леса, оставив в мое распоряжение бутылку с остатками какой–то воды. Я подплыла к бутылке и со вздохом подожгла ее пальцем. Наверх я спать не  пошла,  а залегла на дно, так как всю ночь мимо болота  шастали люди. Туристический лагерь пополнялся.

В конце концов, я не вынесла этого и в скором темпе добежала до болота, находящегося поглубже в чаще. Вторично отполировала ногти, окружила болото заклинанием, стащила с большого дуба свою родственницу Глашу, у которой был хороший голос, и устало попросила:

–  Повой, может, хоть сюда не полезут.

–   У–у–у–у–а–а–ау–у–у… – завыла Глаша.

–   Ля–у–ля–у, ля–а–а–а… – раздалось в ответ. Это мирно пели  

туристы.